На правах рекламы:

оправы для очков детские для девочек



Алена Хмельницкая замужем за кинематографом

Когда актриса Алена ХМЕЛЬНИЦКАЯ вышла замуж за режиссера Тиграна Кеосаяна, ее коллеги по цеху прочили ей карьеру мужней жены, которой влиятельный и талантливый благоверный заполонит все свои картины. Но оказалось все наоборот: Алена если и «светилась» в фильмах своего мужа, то только на вторых ролях, а один раз даже получила от супруга отказ от роли в пользу другой актрисы.

Не мужняя, но жена

— Многие ваши коллеги до сих пор считают вас мужней женой, которая свою карьеру делает не благодаря своим способностям, а благодаря связям своего супруга.
— Почему все думают, что если он режиссер, а я актриса, то он будет снимать и продвигать только меня? Мы с Тиграном познакомились тогда, когда я уже снималась в кино, и известной я стала отнюдь не благодаря мужу-режиссеру. На момент нашей встречи я знала его как режиссера, а он меня как актрису. И, насколько я знаю, некоторые мои роли ему даже нравились. Сейчас, когда Тигран стал руководителем студии, выпускающей очень много телевизионной продукции и у нас появился довольно влиятельный круг знакомых, я могла бы приставать к нему с просьбами: «Давай-ка, дорогой, приткни-ка и меня куда-нибудь в свой новый проект, да найди мне роль побольше». Но ведь я этого никогда не делаю. В любом доказательстве существует некая ущербность, если ты кому-нибудь что-то пытаешься доказать, значит, в тебе самой что-то не так. Поэтому я никому ничего доказывать не собираюсь.

— Неужели не хочется, чтобы муж сделал фильм специально под вас, помог бы вам стать суперзвездой?
— В планах у него это пока не стоит. Наверное, если появится сценарий с ролью, на которую я идеально подойду, Тигран возьмется за этот проект. Но специально придумывать для меня фильм он не будет. Для того чтобы сделать меня суперзвездой, ему легче записать песню, снять клип и крутить его по разным каналам по несколько раз в день. Но я, слава Богу, пока не пою.

— Но хоть какое-то совместное творчество в вашей семье присутствует?
— Конечно, на кухне за чаем мы обсуждаем, так сказать, наши творческие планы. Иногда обсуждения проходят очень бурно, но драк пока не случалось. Обычно все заканчивается только словами: «Ну вот видишь, я же тебе говорила». Скандалы, конечно, тоже бывают, поскольку мы оба очень эмоциональные люди, но происходят они, скорее, на бытовой почве. Я могу завестись от чего угодно, от усталости, от переобщения. Тарелок, конечно, в мужа не кидаю, но до состояния, близкого к этому, дохожу.

— Честно говоря, ваш муж производит впечатление эдакого домостроевца, у которого дома жена и дети по струнке ходят…
— По струнке ни я, ни дочка Саша ни разу не ходили. Хотя Тигран очень категоричный, практически бескомпромиссный человек, у него есть своя позиция, которую он готов отстаивать. Он домостроевец в хорошем смысле этого слова. У нас нет такого, что он безоговорочный глава семьи, а мое место на кухне. Он относится к дому, к ребенку, ко мне, как настоящий семьянин, старается, чтобы мы все были сыты, одеты, здоровы, чтобы у нас все было хорошо. Все, что мы зарабатываем, складываем с ним в общую кассу. Но это не значит, что за все свои покупки я должна перед ним отчитываться. Естественно, если мне или ему вдруг захочется купить дорогущую машину, то мы сядем и мирно обсудим эти планы. Вряд ли можно себе представить, что я приду домой и скажу: «Дорогой, я заняла у друзей денег, продала всю мебель и нашу квартиру и прикупила себе «Бентли». Мы зарабатываем в общую «тумбочку» и тратим сообща. И скажу вам честно, очень приятно осознавать, что ты тоже заработала денег и положила их в эту «тумбочку», а не потратила их втихаря.

— Но все-таки основной капитал чей в тумбочке?
— Основной капитал общий, но большую часть наших денег заработал, конечно, Тигран. Хотя я, мягко говоря, жила и живу не на свои деньги, и меня, и Тиграна эта ситуация устраивает. Я не старалась зарабатывать больше мужа, потому что мне никогда и не хотелось доказать ему, что я круче и богаче. Это не есть хорошо, если в семье между мужем и женой присутствует соревновательный момент. В чем нам с ним соревноваться? Он мальчик, а я девочка. У нас совершенно разные функции.

— Но вы же работаете, снимаетесь в сериалах не только для того, чтобы ваше лицо засветилось на экране, но и для того, чтобы получить причитающийся гонорар?
— Я снимаюсь в сериалах, потому что мне это нравится, к тому же я ничего больше делать не умею. А совсем не из-за того, что страшная костлявая рука голода протянулась за мной. Когда у нас, как у всякой молодой семьи, были в свое время сложности с деньгами, мы брались за разные подработки, но это время быстро прошло, поэтому, благодаря своему мужу, жизни в нищете я так и не узнала.

Примерный донжуан

— В журналистских и актерских кругах ваш муж, Тигран Кеосаян, как вы говорите, «примерный семьянин», придерживается несколько иного образа и слывет настоящим донжуаном.
— Странно, если я сейчас буду отрицать или, наоборот, соглашаться с таким определением моего мужа. Могу сказать только, что никаких поводов, чтобы обвинять его в чрезмерном донжуанстве, он мне не дает. Тигран, как любой нормальный мужчина, обращает внимание на красивых женщин, я же, в свою очередь, обращаю внимание на интересных мужчин. Но ведь это не значит, что при каждом повороте головы в сторону мы должны рвать друг на друге клочья. Просто степень обращения внимания бывает разной. У нас с Тиграном она в пределах нормы.

— Но, наверное, и у него, и у вас возникают негативные чувства при виде того, как вы на экране играете любовную сцену или он заигрывает с молоденькой актрисой на кинопробах?
— Если бы были негативные чувства, мы бы как-то договорились между собой и что-нибудь поменяли. Но Тигран прекрасно понимает, что я актриса и по долгу службы должна изображать разные чувства, в том числе и любовь. К тому же в эротических сценах я никогда и не снималась, потому что не считаю нужным показывать всей стране кусок своего тела. Я эксгибиционизмом не страдаю. Был один «компрометирующий» фильм, в котором я снялась на заре моей карьеры, когда мне было лет двадцать от роду. Мне предложили достаточно большие деньги за съемки в не очень качественном, но вполне приличном, с точки зрения сценария, фильме. Когда весь материал был практически отснят, права на картину перекупил Никита Джигурда. Он решил слепить из того, что было, настоящую русскую эротику. Для этого предложил доснять в несколько ином ракурсе сцены со мной и моим партнером. Оголяться я наотрез отказалась. Тогда Никита попросил меня изобразить страсть лицом, а «телом» за меня доигрывала девочка-модель. Что получилось на экране, я смотреть не стала, но Никиту попросила, чтобы он всем говорил, что в этих сценах снималась не я. Тигран же, когда снимает какую-то любовную сцену или отбирает молоденьких актрис на роль, прекрасно понимает, что это его работа, а никакая не развлекаловка. К тому же, иногда он и со мной советуется по поводу той или иной актрисы. Мы ведь из одной среды, которую прекрасно знаем. Вот если бы я была врачом, а он актером или наоборот, тогда сцен ревности было бы не избежать. Так что тем, кто распускает какие-то сплетни, я могу сказать: «Говорите, говорите».

— Говорят-то пусть говорят, но вы, несмотря на то, что не обращаете внимания на всевозможные сплетни, все-таки стараетесь выглядеть на все сто, чтобы удержать внимание мужа.
— Специально, чтобы удержать его внимание, я ничего не делаю. Просто я и сама буду плохо себя чувствовать, если не буду хорошо выглядеть. Ведь от твоего внешнего вида зависит то, как ты себя ведешь, так тебя и люди воспринимают. Чуть себя запустишь, и тут же появятся ненужные комплексы и недовольство всем окружающим. Но у меня сейчас не такая катастрофа с внешностью, чтобы бегать ежедневно по салонам или обращаться за помощью к пластическому хирургу. Я пока могу себе позволить уделять своей внешности минимум свободного времени. Мне просто скучно этим заниматься. Единственное, на чем у меня еще с давних времен появился пунктик, — это похудение. Я постоянно сижу на диетах, потому что по своей комплекции склонна к полноте. Это было заметно в «Сердцах трех», там я была гораздо пухлее. Сейчас я постоянно себя ограничиваю в еде, потому что, чтобы находиться в нормальной форме, мне нужно есть очень мало, а уж чтобы похудеть — вообще питаться только листиками салата. Тем, кто ест сколько хочет и не поправляется, я очень завидую.

— Я слышала еще об одном вашем пунктике, касающемся переходного возраста.
— Этот пунктик давно исчез. У меня было очень странное психологическое состояние. Ни я, ни мои родные не могли понять, что со мной происходит. Я стала очень неуравновешенной, ужасно раздражительной, меня буквально шарахало из стороны в сторону. Я не могла нормально общаться с людьми, была всеми недовольна, меня все раздражали. Я по любому поводу цеплялась к Тиграну, а он не понимал, почему я так себя веду. Вот тогда я действительно похудела, так похудела: от меня практически ничего не осталось. Я мужа успокаивала, говорила, что это скоро пройдет. И мое состояние действительно довольно быстро пришло в норму. И теперь, окончательно перейдя с двоечки на троечку, я себя прекрасно чувствую. Появилась внутренняя гармония с самой собой. Я стала гораздо легче сходиться с людьми. И могу сказать, что чувствую себя в тридцать гораздо комфортнее, чем в двадцать лет.

— В сорок, наверное, гармония с собой дойдет до идеального состояния. На эти годы уже что-то планируете в плане рабочем и семейном?
— У меня не получается жить по плану. Бывает так: загадаешь себе что-нибудь сделать, но потом, как всегда, ни одного пункта плана не выполнишь. Надеюсь, что карьера и моя, и Тиграна будет расти все выше и выше, семья, возможно, тоже подрастет: мы с мужем очень хотели бы, чтобы у нас был второй ребенок.

Валентина ОБЕРЕМКО, http://alenahmelnickaya.narod.ru/fan.html
Фото Сергея ИВАНОВА