На правах рекламы:

справка в бассейн 200 руб с доставкой Отрадное



Тигран Кеосаян: «Кино — это облегчение жизни»

В разгаре премьерные показы фильма Тиграна Кеосаяна «Мираж». Его фильмы «Ландыш серебристый», «Президент и его внучка» «Бедная Саша» и другие полны легкой радости и светлой грусти. Потому что Тигран считает, что главное — это дать людям надежду.

Против «Груза 200»

— Расскажите о своем новом фильме.
— «Мираж» — такая абсолютно прозрачная приключенческая история, с юмором, с авантюризмом, с прекрасными актерскими работами. Можно сказать, что это вестерн. Я вырос на этом жанре. Но как режиссер обратился к этому впервые.

— Вы не согласны с мнением, что современное поколение актеров мельчает?
— Вранье! В каждом поколении есть свои великие актеры. На мой взгляд, Евгений Миронов — великий русский артист. У меня есть свои любимые актеры, но называть их не совсем корректно. Вообще я люблю работать с «моими» актерами, с проверенными. А на «Мираже» я столкнулся с четырьмя дебютантами. Но мы не обманули надежд друг друга.

— Вы частенько снимаете фильмы-сказки. Почему вы этот жанр выбрали?
— Это не совсем сказки. Есть гениальная фраза: «Кино — это великая иллюзия». Поэтому я против фильма «Груз 200» и ему подобных. Мне кажется, что есть документальное кино, и оно создано для того, чтобы вскрывать и бередить проблемы общества. У меня для этих целей есть программа, которую я веду и в которой говорю то, что считаю нужным. А кино — это пусть не увод из реальности, но облегчение жизни. Я хочу сделать так, чтобы людям было грустно и весело, чтобы слезы были светлыми, чтобы после просмотра фильма людям хотелось жить. Как говорит замечательный драматург Ганна Слуцки, по сценарию которой я снял «Ландыш серебристый»: «Представляешь, человек по слякотной Москве или где-нибудь на периферии идет в кино, тратит деньги на билет, смотрит фильм, а ему рассказывают, как он отвратительно живет, как все плохо, как всех насилуют, и он возвращается домой, и в худшем случае вешается, а в лучшем — нажирается так, что лучше бы повесился». Так что я снимал, снимаю и буду снимать фильмы светлые. Это моя принципиальная позиция, основанная на том, что я очень люблю фильмы Чарли Чаплина.

Честолюбивая профессия

— Есть любимые фильмы?
— Много. Но любимейший — «Огни большого города».

— Бывает чувство белой зависти, когда чужие удачные фильмы смотрите?
— Только белой и бывает. Черная зависть разрушает, белая позволяет находить новые ориентиры. Наша профессия честолюбивая. Не надо делать вид, что каждый живет на своей горе. Я не мучаюсь оттого, что мне не дают снимать. Я снимаю. В какой-то момент начинаешь соревноваться только с самим собой. Раньше кому-то что-то хотел доказать. Но это ощущение соревнования терять нельзя, потому что оно бодрит.

Завтра будет лучше

— Слоган программы «Завтра будет лучше, чем сегодня!» придумали вы?
— Да. Программу надо было чем-то заканчивать, а я всю жизнь исповедовал тезис о том, что завтра будет лучше. Я и клипы такие снимал, и кино.

— Такой позитивный настрой — заслуга родителей?
— Наверное. Мы с братом росли в любви. В доме часто были гости, полная чаша. Это теперь я понимаю, как трудно эта полная чаша давалась родителям. Мы с братом Давидом не слышали от них ни одного грубого слова. Вообще детство должно быть счастливым. Это аксиома.

— Если бы вам предложили снять социальную рекламу, чтобы вы хотели прорекламировать?
— Любовь к детям. Потому что в нашей стране к детям относятся наплевательски. Один парад на Красной площади — это два гематологических детских центра. Мне наплевать на геополитику, если в моей стране умирают дети и не могут быть нормально похоронены старики.

Утро Петербурга, http://www.utrospb.ru/articles/21005/