На правах рекламы:

кондиционеры для серверных



Тигран Кеосаян: «Иду на Вы!»

«Являясь микроскопической частичкой населения страны, я выражаю чувства и эмоции, возникающие у народа в связи с какими-то событиями…»

***

Его имя – символ высокого качества: фильмы Кеосаяна – как фейерверк на нашем тусклом кинематографическом небосклоне. И эти залпы всегда яркие и интересные. Это во-первых. Во-вторых, он успешный продюсер. В-третьих, людей с таким именем не так уж и много. Среди прочего характеристика Тигранов такова: «Чем бы они ни занимались, они прекрасно знают свое дело и исполняют его с любовью и ответственностью».

«Я уважаю нашу страну. Поэтому не считаю, что надо быть аборигеном из Папуа – Новой Гвинеи, который радуется бусам…» Сейчас он в полной мере это демонстрирует на канале «РЕН ТВ» в программе «Вечер с Тиграном Кеосаяном». Корреспондент газеты ВЗГЛЯД Михаил Шабашов встретился с новоиспеченным телеведущим после записи очередной передачи.

– Скажите, есть ли отличие записи от эфирного варианта?
– Я работаю по хронометражу, поэтому практически все, что записано, идет в эфир.

– Многие сетуют, что уж очень поздно транслируется ваша программа. Ну что это – 23 часа?..
– Я согласен. В это время, мне кажется, должны идти передачи развлекательного толка. А у нас она не вписывается в этот жанр, если не сказать больше. Сейчас поднимать вопрос нет смысла, потому что телевизионный сезон вышел на финишную прямую. А в новом сезоне, возможно, и будет обсуждаться время выхода.

– Скажите, окончание этого проекта предусмотрено или все покажет вездесущий рейтинг?
– Нити «жизни и смерти» программы находятся, конечно, в руках руководства канала. Что касается рейтинга, то сейчас он показывает, что мы соответствуем заложенному вниманию аудитории. Но существует и договор. У меня он истекает в мае 2008-го.

– Анонсы вашей программы можно услышать по радиостанции «Серебряный дождь», а что касается печатных СМИ – это дело напрасное, вероятно?
– Да, потому что надо планировать за две недели, кто будет у нас в гостях, – действительно бесполезно. Мы работаем в режиме одного дня – гостей начинаем обзванивать в утро эфира. Мы же завязаны на определенных событийных моментах. Так что работаем так, как раньше говорили: «утром в газете, вечером в куплете». Поэтому только по радио и можно проанонсировать нашу программу.

– Тигран, возникают ли какие-то реакции на ваше шоу?
– Опосредованно. О ней начали говорить в средствах массовой информации. Замечают, спорят, высказываются положительно или отрицательно. Вот в этом реакция и есть. Самое плохое, когда вообще ничего не говорят. Реакция и в том, что лидеры всех партий, представленных в Госдуме, высказали готовность поучаствовать в моем вечере, чтобы обсудить ту или иную проблему. Так что при необходимости мы с удовольствием их приглашаем и будем это делать в дальнейшем. Это ток-шоу, которое определяется авторской позицией ведущего по тому или иному поводу. Наша программа декларирует одну вещь – я, ее ведущий, являюсь микроскопической частичкой населения нашей страны и выражаю те чувства и эмоции, которые возникают у нашего народа в связи с какими-то событиями, которые произошли буквально накануне выхода передачи. Я бы призвал всех ведущих, которые ведут авторские программы, тоже говорить с этой позиции, а не сидеть на олимпе, каким бы он ни был – радийным, телевизионным, политическим, кинематографическим или театральным. Еще один очень важный аспект – к гостям нашей программы я принципиально обращаюсь на «Вы», в каких бы отношениях я с ними ни был. Это главный принцип. Я не хочу, чтобы на экране был междусобойчик двух знакомых людей, при беседе которых зрители становятся посторонними людьми.

– В одном интервью вы сказали, что наша жизнь интересная, но страшная. А если акцент сместить на позитив? Делать передачу о том, что наша жизнь интересная и прекрасная? Это сейчас такой дефицит на телевидении, что даже слов нет! Миром правит все-таки любовь, а не страх...
– Давайте исходить из постулата, что жизнь – штука трагическая в самой своей основе. С момента рождения все отлично понимают, какой предопределен финал. Жизнь сложна, особенно сейчас. С 1985 года у нас длится одна сплошная революционная ситуация. Жить страшно. За своих детей, за родителей, за свое сегодняшнее и будущее. У нас нет европейской упорядоченности и взвешенности с гарантиями социального характера. Я об этом уже неоднократно говорил. Но если мы будем жить в перманентном ощущении страха, то у нас есть только один выход – всем повеситься. Но! Я ведь не случайно выбрал такой лозунг для программы: «Завтра будет лучше, чем сегодня». И чтобы это работало, надо начать самим что-то делать, не дожидаясь, что у какого-то начальника проклюнется совесть, чувство долга, сострадания и т.д. Ребята, надо самим делать свою жизнь! У меня есть все основания так говорить, потому что я учился и воспитывался в одной формации и готовился к одной жизни, а потом нам сказали – забудьте все, чему вы учились. Давайте сами делайте что-нибудь. Сами! Поколение 40-летних сейчас – самое переломное в нашей стране. Вот мы сами и делали, что могли. Кто-то спился, кто-то погиб, кто-то добился чего-то… И акцент я стараюсь делать не на страхе, а на интересе к жизни.

– На нашем ТВ острый дефицит жажды смотреть! Глянешь на программу – и очень редко отметишь то, в чем тебе хотелось бы поучаствовать как телезрителю. А когда такая передача возникает – это просто праздник какой-то. Вот если бы вы пригласили Аллу Пугачеву, то восторг был бы обеспечен. Уж не говоря о рейтинге…
– Будет тема для разговора – с удовольствием приглашу! Алла Борисовна – умнейший человек! Ее можно пригласить по многим вопросам только просто потому, что она великая актриса и певица.

– Или Опру Уинфри…
– Ой, пригласить – не знаю, а вот поучиться бы у нее – вот это с большим удовольствием!

– Вы не планируете приглашать гостей из-за рубежа?
– Почему бы и нет? Но, опять же, если это ляжет в канву программы. Я уже отказывался, кстати, – мне предлагали Памелу Андерсон пригласить, когда она здесь была. А, простите, о чем мне с ней говорить? Награждение МТV мне неинтересно по определению. И потом, для меня она – плохая актриса. Звать ее в студию лишь только из-за того, что она приехала в Москву? Извините. Приглашать в передачу абы кого, залетевшего сюда посветиться, – увольте. Я уважаю нашу страну. Поэтому не считаю, что надо быть аборигеном из Папуа – Новой Гвинеи, который радуется бусам…

– У вас завидное чувство иронии. Не подогревало в ваших собеседниках чувство обиды на вас же из-за отсутствия чувства юмора у них?
– У меня не было таких случаев. Самое главное, чтобы ирония не опускалась до хамства. Если твой гость не понимает, что ты хоть и жестко, но пошутил, значит уважай гостя! Меняй манеру общения. Не надо переходить границу, к которой ты внезапно подошел! Каким бы нелицеприятным разговор у нас с кем-то ни получался, расстаемся мы всегда доброжелательно. Я делаю свою работу, они – свою.

– Тигран, сравнимы ли нервотрепки на телевидении и во время съемок фильма?
– Это разные вещи. На съемках фильма волнения входят в состав творческого процесса. Замена артиста, не та погода, которая нужна… Но это все находится под единством одной идеи – сделать кино. А на ТВ – тут каждый день рождает новую тему, которую я обсуждаю с двумя разными известными гостями. Ты постоянно находишься в состоянии стресса, с которым надо научиться жить. И когда это происходит, то нервотрепка становится рутинной по своей сути.

– Скажите, какие вихри должны сойтись в одной точке, чтобы вы поняли: надо снимать фильм?
– Если говорить о некой розе ветров, в которой сходится все воедино, то она воссияла надо мной пока только один раз в жизни – когда я прочитал сценарий «Зайца над бездной». Я тогда понял, что, не сняв эту картину, дальше жить я не смогу. Это было абсолютно явственно и определенно. Точно так же, как в детстве я совершенно четко и осознанно понимал, что я буду режиссером и никем другим. Ни таксистом, ни танкистом, ни летчиком, а только режиссером. И вот когда мы стали снимать «Зайца над бездной», то нам сопутствовала удача во всем. Вся наша команда работала в одном камертоне. Я подписываюсь широким росчерком под каждым фрагментом этой картины. Я там честен перед самим собой. Если что-то мне не нравилось, я говорил: «Это брак. Будем переснимать». И переснимали, наплевав на все графики. И получилось то, что я и хотел.

– В августе вы планируете начать съемки нового фильма?
– В июле. А вообще, начну в июне. По жанру картина будет ближе к вестерну. Это такое хулиганство с большим количеством реплик из моих любимых фильмов. Легкая, веселая, добрая картина…

– Мы все допускаем погрешности. Периодичность, с которой вы наступаете на грабли, с годами не становится реже?
– Мне кажется, что это остается в каком-то постоянстве, которое уже не подвергается годам (смеется). Главным для меня являются слова Сократа «Я знаю, что я ничего не знаю». Всю жизнь надо учиться. Общаться с людьми, учиться у людей, с которыми тебя сводит жизнь. Стараться окружать себя теми, кто интересен и нужен тебе, а не только ты кому-то. Это очень важно. И в этом отношении я «грабли» уже отставил в сторону. А в остальном… Жизнь – это ежедневная школа. Как знать, кто тебе завтра подставит подножку, хотя бы хохмы ради? Но если споткнешься, то рассмеяться и надо. Как знать, может, таким образом ты можешь уберечься от настоящих падений?

– Вы сталкивались в жизни с необъяснимым стечением обстоятельств? Допустим, запланировали что-то сделать, а в реальности все разлетается вдребезги по непонятным причинам?..
– Да. Меня отводило от таких дел, которые мне казались необходимыми. А потом оказывалось, что на самом деле это было пустой затеей, и взамен появлялось что-то другое, по-настоящему нужное. Я абсолютно верю, что каждого человека что-то или кто-то Сверху ведет по жизни. Не будем же мы говорить, что всего в жизни добиваемся мы сами. Это глупость. Надо прислушиваться к своему внутреннему голосу. Он подскажет. Этому нельзя научиться, можно только понять и просто согласиться…

– Вы знаете значение вашего имени?
– Нет. А вы?

– Да. Вы не вспылите, если я озвучу?
– Нет!

– Тигран – древнегреческое имя, переводится как «вспыльчивый»!
– Серьезно?! Надо же… (Улыбается.)

– Кто вас так назвал?
– Папа. Родители думали, что родится девочка, и хотели назвать в честь папиной мамы – Тигрануи. Родился мальчик, и назвали Тиграном.

– В вашей семье очень красивые имена: папа Эдмонд, мама Лаура, брат Давид…
– Да-да…

– Характеристика вашего имени говорит о следующем: «У Тиграна трогательная привязанность к матери. И жену он выберет такую, которая в чем-то будет похожа на его мать…»
– Ну что ж, все правда…

– «У людей с этим именем широкая натура, не знающая удержу, они любят азартные игры, нередко их можно встретить на трибунах ипподрома…» Вас там можно встретить?
– Нет. Наверное, в Древней Греции бы и можно было…

– «Домашними делами заниматься не любит…»
– Это точно…

– «Если выпадет свободная минутка, предпочтет подремать в кресле».
– Да, это так…

– Тигран, ваш брат действительно пилот-любитель?
– Он сейчас уже подрос в этом отношении. Сдал норму и теперь на Як-40 может летать вторым пилотом.

– А вы чего любитель?
– Вот летать точно не люблю. Люблю смотреть спортивные передачи.

– Вы – сын, брат, муж, отец и, вероятно, дядя?
– Конечно! Местами я уже и дедушка! Хоть и двоюродный, но все-таки…

– Какие успехи у Александры Тиграновны?
– Какие могут успехи у 12-летней девочки? Учится.

– Она была в Армении?
– Конечно! Она даже армянский язык знает!

– Закончите предложение: «Я счастлив, потому что…»
– У меня есть семья.
27 мая 2007,
http://www.vz.ru/culture/2007/5/27/84596.html