На правах рекламы:

• Самые элитные дорогие подарочные книги в книжном бутике Libourge.



Кису пожалели

Лед тронулся, господа присяжные заседатели! В московском Дворце молодежи состоялась премьера мюзикла "12 стульев". Приспособить классику советской сатиры к заокеанскому жанру попыталась компания "Русский мюзикл" во главе с Александром Цекало, продюсером и участником кабаре-дуэта "Академия" и продюсером достопамятного "Норд-Оста".

Выбор романа Ильфа и Петрова для постановки понятен: он изначально предполагает коммерческий успех. "Двенадцать стульев" в нашей стране знают все и чуть ли не наизусть. Если не по книге, то по фильму с участием Андрея Миронова, который смотрел едва ли не каждый. Поэтому первая мысль, зародившаяся перед премьерой: "А получится ли, как говаривал великий комбинатор Остап Бендер, конгениально?"

С самого начала привередливый зритель замечает, что к сюжету романа авторы мюзикла отнеслись достаточно вольно. За кадром остались разные события, лирические отступления Ильфа и Петрова и много чего еще, в чем и заключается подлинная ценность "Двенадцати стульев" как литературного произведения. Безусловно, мюзикл - не литература и даже не кинематограф. Не разочаровать читателя-зрителя создателям полюбившегося в народе жанра было весьма не просто. Требовалось представить на сцене нечто соответствующее роману и жанру. Что и было сделано. Например, воздвигнута вращающаяся лестница -спираль высотой девять метров, которая напоминает о знаменитой татлинской башне. Кроме нее, на сцене ничего нет. Поэтому вначале кажется, что с декорациями продешевили. Однако к концу с таким скромным убранством спектакля смиряешься: таковыми декорации и должны были быть. Под стать слову и слогу первоисточника.

Нельзя не признать удачными иные арии мюзикла: например, "знойной женщины" мадам Грицацуевой или Кисы Воробьянинова о его судьбе в нардеповской России. По мнению Александра Цекало, программный номер мюзикла - ария Бендера "Ход конем". Несомненная находка сценариста Александра Вулых и режиссеров Александра Цекало и Тиграна Кеосаяна - поющие старушки проходимца Альхена из богадельни Старгорода, которые убеждали и почти убедили зрителя: "Не бывает лучше, чем у нас". К хореографии в постановке Егора Дружинина, известного зрителям по скоропостижно почившему мюзиклу "Чикаго", придраться трудно. Единственное, в чем его можно упрекнуть, - слишком много чечетки.

Если роман "Двенадцать стульев" называли "энциклопедией нэпа", то мюзикл "12 стульев" вполне можно назвать энциклопедией советской жизни как таковой. Чего стоят музыкальные откровения Остапа Бендера с предсказаниями строительства БАМа, полета в космос и даже грустное сообщение о том, что при коммунизме мы жить не будем. Никогда. На этом вольности авторов мюзикла по отношению к литературному первоисточнику не заканчиваются. На корабле великий комбинатор встречает Максима Горького, с которым рассуждает о том, каким должен быть художник. По их мнению, он должен быть свободным. Вместо романного "сеятеля листовок" Остап нарисовал "Черный квадрат" (как признались на пресс-конференции авторы, идея принадлежала Александру Цекало), за что его и прогоняют с теплохода. Горький восклицает: "А мне картина нравится!" - но советским театралам той поры не понять авангардной мысли цекаловского Остапа.

Характеры мадам Грицацуевой и Кисы Воробьянинова претерпели в мюзикле кардинальные изменения. Грицацуева не проклинает Остапа, она всем сердцем продолжает любить комбинатора и не верит в смерть "своего кролика", когда читает о ней в газете (это еще одна трансформация сюжета). О смерти Остапа все узнают из газет, но никто этому не верит. Остап в соответствии с жанром постановки (и, кстати, с первоисточником) воскресает, чтобы появиться в следующем мюзикле по "Золотому теленку". Над Кисой Воробьяниновым авторы мюзикла решили не потешаться.

- Почему мы исключили выигрышный эпизод избиения Кисы Остапом Бендером после ужина в ресторане? Да потому что мы не воспринимаем Ипполита Матвеевича Воробьянинова как персонаж, над которым можно смеяться, - говорит режиссер-постановщик Тигран Кеосаян. - Это слабый, несчастный человек, но он потомственный дворянин, аристократ. Поэтому в мюзикле и нет этого эпизода, унижающего историю России, которая началась не в семнадцатом и не в девяносто первом году, а гораздо раньше. Воробьянинов у нас - не сатирический персонаж. В мюзикле мы ни над кем не смеялись. Мы всех любили и жалели.

"Двенадцать стульев" Ильфа и Петрова - произведение сатирическое. Мюзикл "12 стульев" - ироническое. Сатиру, по мнению создателей спектакля, сегодня ставить неинтересно. Интересно превращать ее в иронию. Время теперь на дворе такое - ироничное.

"Этот спектакль можно назвать любым словом: бездарный, талантливый, хороший, плохой, скучный, никакой, - сказал Тигран Кеосаян. - Единственное, в чем его нельзя обвинить, - в том, что он злой". И это правда.

Автор: Ростислав Вылегжанин

Источник: mn.ru, 12.11.2003